Девчонка идет в морпех!

А вот пример одной из многих, если так можно выразиться, «гаврошек», воевавших в действующей армии. Причем не в полевой пехоте, а в морской! Ей суждено было стать единственной женщиной Великой Отечественной, кто носил тельняшку морпеха.

 

22 июня 1941 го Екатерине Деминой (которая тогда была еще Михайловой, Деминой стала в 1950 м, когда вышла замуж) было 15 лет. Ленинградская школьница, успевшая окончить 9 классов и школу медсестер Российского общества Красного Креста, она по приглашению брата-летчика, который служил под Брестом, поехала к нему на каникулы. Известие о начале войны встретила под Смоленском. Решительно пошла в военкомат. «Сколько тебе лет, девочка?» — «Уже шестнадцать». — «Гуляй, дочка, не мешай работать!»

 

Пацанов таких «взрослых» отгоняли, не то что девушек! Она добавила к своим «шестнадцати» (16 ей исполнится только 22 декабря) еще пару годочков, и ей удалось-таки получить место в военном госпитале, развернутом на окраине Смоленска. Когда фронт придвинулся вплотную и госпиталь эвакуировали, Катя не уехала, а напросилась в боевую стрелковую часть. Под Ельней попала в окружение. Выходя из кольца, уже под Гжатском, получила тяжелое тройное ранение в ногу, попала в госпиталь. Лечилась долго, за это время успела побывать на Урале, потом в Баку. Тогда-то, выздоравливая, и попросила направить ее служить на флот. Удивительно, но просьбу девушки удовлетворили.

С января 1942 года она — на военно-санитарном судне «Красная Москва». Принимает на нем участие в Сталинградской эпопее — перевозит раненых по Волге через Каспий. Получает звание главный старшина. Но служба в тылу тяготит ее — она просится на боевой корабль. Тем более что летом 1942-го услышала по радио, что в Баку формируется 369 й отдельный батальон морской пехоты Азовской флотилии, добровольцы которого будут высаживаться с бронекатеров и воевать на суше. «Ты думаешь, на госпитальном корыте поплавала — и уже морячка?!» — посмеялись над ее чудаческим желанием. Тогда она сама пошла к командиру 369 го.

 

«Женщин не берем!» — наотрез отказал он. Она — опять. Он — свое: «Нет!». Она — еще. Он — неумолим. Она — снова и снова. Он — гонит ее и гонит.

 

Отчаявшись, Катя написала письмо в Москву самому Сталину. И поразительное дело — вскоре из столицы пришел приказ зачислить ее в батальон морской пехоты. Командир, прочитав распоряжение, немало удивленный, направил девушку во взвод разведки. Впрочем, может быть, это был злой умысел. Она выглядела пигалицей рядом со здоровыми парнями, многие из которых уже нюхнули пороху. Они встретили ее явно недружелюбно, не ожидая ничего «дельного» от вчерашней медсестрички, хоть она и главный старшина. Но вскоре стали проявлять к ней симпатию, причем прежде всего не как к представительнице слабого пола, но как бойцу. Катерина наравне со здоровяками участвовала в учениях и на море, и на суше и ни разу не заныла, что ей тяжело.

Летом 1943 года морских пехотинцев перебросили на Азовское побережье. Вскоре батальон участвовал в штурме станицы Голубицкой, что в десятке километров от Темрюка. Когда десант высадился в плавнях Курчинского лимана по грудь в соленой воде, Катерина и стреляла, и втаскивала в лодки раненых. Бой был тяжелейший, кровавый: пали полтысячи из 1.420 десантников. За этот бой она получила свою первую награду — медаль «За отвагу».

 

В ноябре 1943 года она с 369 м обмп ночью участвует в первом броске при захвате плацдарма под Керчью. 40 дней обороны. Еда — сухари и консервы — с воздуха: по ночам с таманского берега прилетали летчицы на знаменитых «небесных тихоходах» У-2 и сбрасывали продовольствие и боеприпасы… Катерину в числе других наградили орденом Отечественной войны II степени. Ей только недавно исполнилось 18 лет — возраст, с которого воевать «уже можно» (не опасаясь, что тебя разоблачат за накидку лишней пары годков).

В контексте данной работы подробно о «взрослых» подвигах Екатерины Деминой (Михайловой) можно не рассказывать. Заметим лишь, что потом ее батальон был переброшен в Одессу, где влился в состав Дунайской военной флотилии, и в переделках наша героиня была жестоких. В том числе и на территориях освобождаемых советским войсками Румынии, Болгарии, Югославии. Однажды вновь была тяжело ранена, опять попала в госпиталь. Ее дважды представляли к званию Героя Советского Союза. В одном из представлений говорилось: «Главстаршина Екатерина Михайлова, будучи сама ранена, стоя по горло в воде, участвовала в бою и оказывала помощь другим раненым». Но в наградном отделе сочли данное описание подвига явным вымыслом (тем более что из 52 десантников, удерживавших в том бою плацдарм, в живых осталось всего пятеро). Девушка довольствовалась орденом Красного Знамени (вторым по счету).

 

Звезду Героя Екатерина Илларионовна получила лишь 5 мая 1990 года, став одной из последних, кто был удостоен в СССР этой высшей награды: через год Союз распался.