Большие подвиги маленьких героев Витебщины

Фронт стремительно катился на восток (на пятый день войны пал Минск), Красная Армия отступала, и на защиту Родины вместе с родителями выходили их дети. Впрочем, нередко — уже и сами.

12 летний витебский школьник Саша Залецкий, оставшись без родителей (отец ушел на фронт, мать погибла при бомбежке), в знойном июле 1941 го открыл загрузочные люки в нескольких вагонах-холодильниках, и десятки тонн мяса, которое гитлеровцы собирались отправить в Германию, протухли. Тогда же он научился делать знаменитые угольные мины и подбрасывал их на топливные железнодорожные склады.

Так же и многие другие начинали действовать на свой страх и риск. Кто-то находил разбросанные с самолетов листовки и распространял их в своем райцентре или деревне. Полоцкий мальчишка Леня Косач собрал на местах сражений 45 винтовок, 2 ручных пулемета, несколько корзин патронов и гранат и надежно спрятал все это; представился случай — передал партизанам.

Таким же образом создавали для партизан арсеналы и сотни других ребят.

11 летний Толя Корнеев выкрал у немецкого офицера пистолет с патронами и стал искать людей, которые помогли бы ему выйти на партизан. Летом 1942 года мальчик преуспел в этом, встретив Олю Демеш, с которой до войны учился в одной школе и которая к тому времени уже была членом одного из отрядов. А когда в один из отрядов старшие ребята привели 9 летнего Жору Юзова и командир в шутку спросил: «А этого малого кто будет нянчить?», мальчишка, помимо пистолета, не без обиды, но с гордостью выложил перед ним четыре гранаты: «Вот кто меня будет нянчить!».

Об Оле Демеш надо рассказать подробнее. За голову этой оршанской школьницы, ставшей народной мстительницей, гитлеровцы обещали круглую сумму. Об этом в своих мемуарах «От Днепра до Буга» рассказал бывший командир 8 й партизанской бригады Герой Советского Союза полковник Сергей Жунин. 13 летняя девочка на станции Орша-Центральная взрывала цистерны с горючим. Иногда действовала с 12 летней сестренкой Лидой. Жунин вспоминал, как инструктировали Олю перед заданием: «Необходимо поставить мину под цистерну с бензином. Запомни: только под цистерну с бензином!» — «Керосин знаю, как пахнет, сама на керогазе готовила, а бензин… дайте хоть понюхать». Девчонка же! Это мальчишкам — техника, а этой — куклы да фантики… Легко поручить — попробуй сделать! На узле порой скапливалось много поездов, десятки цистерн, а ты найди «самую ту». Оля и Лида ползали под эшелонами, принюхивались: эта? не эта? бензин? не бензин? Потом бросали камешки и по звуку определяли: порожняя? полная? И только потом цепляли магнитную мину. Пожар уничтожал огромное количество вагонов с техникой, продовольствием, обмундированием, фуражом, сгорали паровозы…

 

Немцам удалось схватить мать и сестренку Оли, их расстреляли. Но Оля оставалась неуловимой. За десять месяцев своего участия в бригаде «Чекист» (с 7 июня 1942 го по 10 апреля 1943 го) она показала себя не только бесстрашной разведчицей, но и пустила под откос семь вражеских эшелонов, участвовала в разгроме нескольких военно-полицейских гарнизонов, имела на личном счету 20 уничтоженных вражеских солдат и офицеров. А потом еще была и участницей знаменитой «рельсовой войны».

 

Вот еще удивительный пример из 1941-го. Поселок Осинторф. В один из августовских дней гитлеровцы вместе с бургомистром, писарем и обер-полицейским изнасиловали и зверски убили в Центральном поселке молодую учительницу Аню Лютову. В поселке к тому времени уже действовало молодежное подполье под руководством Славы Шмуглевского. Ребята собрались и постановили: «Смерть предателям!». Исполнить приговор вызвались сам Слава, а также братья-подростки Миша и Женя Теленченко, тринадцати и пятнадцати лет.

К тому времени у них уже был припрятан найденный в местах боев пулемет. Действовали чисто по-мальчишески. Братья воспользовались тем, что мать в этот день ушла к родственникам и должна была вернуться только утром. Пулемет установили на балконе квартиры и стали поджидать предателей, которые нередко проходили мимо.

Не просчитались. Когда те приблизились, Слава начал стрелять в них почти в упор. Но бургомистру удалось бежать. Он доложил по телефону в Оршу, что на поселок напал крупный партизанский отряд (пулемет — штука серьезная). Примчались машины с карателями. С помощью ищеек оружие быстро нашли — Миша и Женя спрятали его на чердаке своего же дома. Обоих арестовали.

Мальчиков жесточайше и долго пытали, но ни один из них не выдал врагу Шмуглевского и других подпольщиков. Казнили братьев Теленченко в октябре.

 

Из донесения Витебского подпольного горкома партии 1942 года: «Малыш» — ему 12 лет, узнав, что партизаны нуждаются в ружейном масле, без задания, по собственной инициативе, принес из города 2 литра ружейного масла. Затем ему поручили доставить для диверсионных целей серную кислоту. Он ее также принес. Причем нес в мешке, за спиной. Кислота пролилась, на нем прогорела рубашка, обгорела спина, но кислоту он не бросил». «Малышом» был Алеша Вялов. А действовал он в составе семейной группы. Когда началась война, ему было 11, старшим сестрам Василисе — 16, Ане — 14, остальные дети мал мала меньше. Алеша и его сестры были очень изобретательными. Они трижды поджигали витебский железнодорожный вокзал, подготовили взрыв биржи труда, чтобы запутать учет населения и спасти молодежь и других жителей от угона в «германский рай», взорвали паспортный стол в помещении полиции… Диверсий на их счету — десятки. И это помимо того, что они были связными, распространяли листовки…

Откуда-то у детей появлялось и понятие о конспирации. Павлик Титов для своих одиннадцати был великим специалистом в этой области. Он партизанил два с лишним года так, что об этом не догадывались даже его родители. Сначала Павлик и его товарищи спасли раненого, обожженного в сгоревшем танке командира — нашли для него надежное укрытие, а по ночам носили ему еду, воду, по бабушкиным рецептам варганили какие-то лекарственные отвары; благодаря мальчишкам танкист быстро поправился. В июле 1942 года Павлик и его друзья передали партизанам найденные ими несколько винтовок и пулеметов с патронами.

 

Последовали задания. Юный разведчик проникал в расположение гитлеровцев, вел подсчеты живой силы и техники. Однажды притащил партизанам тюк с фашистской формой: «Думаю, вам пригодится… Не самим носить, конечно…» — «А взял-то где?» — «Да купались фрицы…». Не раз, переодевшись в добытую мальчиком форму, партизаны проводили дерзкие налеты и операции. Парнишка погиб осенью 1943 го во время одной из карательных операций немцев: фашисты расстреляли всю семью — отца, мать и даже маленькую сестренку Павлика. Он был похоронен в братской могиле в Сураже, что недалеко от Витебска.

Оля Максимович с Браславского района. Перед войной она окончила 6 классов Замошской школы. С самого начала войны  стала  партизанской  разведчицей. В конце сентября 1943 года Оля по заданию командования бригады «За Родину!» с особым поручением отправилась в деревню Слободки, где размещался фашистский гарнизон. Она всегда носила с собой пионерский галстук. Выполнив задание, она возвращалась обратно, но по дороге была схвачена гитлеровцами. Они пытали юную разведчицу, требовали, чтобы она рассказала, где находятся партизаны, но девочка молчала. 

Ее приговорили к расстрелу. Стоя у вырытой ямы, Оля выхватила из-под кофточки пионерский галстук и высоко взмахнула им над головой, показывая, что она пионерка.