КРУГ АДА ТРЕТИЙ: ОСВЕНЦИМ

Об Освенциме слышали все.

 

Это был самый крупный лагерь из всех существующих в Третьем рейхе. Он (как, впрочем, и многие другие лагеря) был построен ещё в 1939 году по приказу Гиммлера специально для уничтожения порабощенных граждан оккупиро­ванных стран Европы и являлся огромной фабрикой массо­вого уничтожения людей с использованием новейших дос­тижений техники. 620 жилых бараков и служебных помеще­ний. Постоянно здесь содержалось от 180 до 250 тысяч за­ключенных... Ежедневно в лагерь прибывало от 3 до 5 же­лезнодорожных эшелонов предназначенных для умерщвле­ния людей, по 1500 - 3000 человек в каждом составе. Из ка­ждой очередной партии «людского материала» немцы отби­рали от 200 до 500 человек наиболее трудоспособных для работы в лагерях, остальных направляли прямо к газовым камерам и к крематориям. Ежедневно в восьми газовых ка­мерах (некоторые из них вмещали до 2 тысяч человек одно­временно) истреблялось около десяти тысяч заключенных...

 

Чрезвычайная государственная комиссия по установле­нию и расследованию злодеяний немецко-фашистских за­хватчиков и их сообщников «О чудовищных преступлениях германского правительства в Освенциме» сделала следую­щий вывод:

 

«3. По степени продуманности, технической организации и жестокости истребления людей освенцимский лагерь ос­тавляет далеко позади все известные до сих пор немецкие лагеря смерти».

 

О том, как изуверски нацистские медики эксперименти­ровали на живых людях, свидетельствует многие примеры, вот один из них.

Почти год были прикованы к анатомическим столам де­вушки Женя Петрищева и Валя Ячная. Нацистские медики испытывали на них ожог живой ткани фосфором и ипритом, иссечение костей и трансплантации их другим «пациентам», воздействие интенсивного рентгеновского облучения (с це­лью вызвать бесплодие и исследовать действенность вакцинопрофилактики при заражении сыпным тифом или инфек­ционной желтухой). Девушек не просто резали - их кромса­ли... Тринадцать операций перенесла в течение года Петри­щева, четырнадцать - Ячная. Они потеряли столько крови, что разучились ходить и даже стоять на ногах. Не двигались мышцы лица и шеи, а все тело было покрыто грубыми синими рубцами... «Отработав» подопытных, гитлеровцы распоряди­лись дать девушкам «успокоительный» укол, зашить в мешки и отправить в мертвецкую, откуда их увезли бы в крематорий. Так и случилось бы, если бы француз, работавший в дежур­ной команде по обслуживанию палачей, выполнил их прика­зание. Но он «успокоительного» укола девушкам не сделал. Придумал хитрую комбинацию в духе графа Монте-Кристо, попавшего в замок Иф... И девушки спаслись.

В 1960-х годах в Киеве на встрече бывших узников гит­леровских концлагерей известные советские ученые на ос­новании обследования Петрищевой и Ячной констатировали у них «наличие тяжких увечий, глубокое нарушение жизнен­ных функций организма, трудновосполнимую утрату физи­ческой и психической энергии, что являлось прямым резуль­татом бесчеловечных опытов нацистских убийц в звании медиков».

 

Освенцимские «эксперименты» были весьма разнообраз­ными. Испытуемых помещали в барокамеры и проверяли на них высотные режимы до тех пор, пока у них не останавли­валось дыхание. Им впрыскивали смертельные дозы микро­бов тифа и гепатита. Над ними проводили опыты «по замо­раживанию» в ледяной воде. На них испытывалось действие отравленных пуль, а также иприта.

 

Мужчин и женщин стерили­зовали, чтобы лишить возмож­ности воспроизводить себе подоб­ных. Их убивали, чтобы собрать коллекцию черепов и скелетов для антропологических измерений.

 

Не только черепам, но и челове­ческой коже находили применение апологеты «нового порядка». Из нее выкраивались абажуры и дру­гие декоративные предметы.

 

Особое пристрастие у «экспери­ментаторов» было к детской крови.

 

Ее перекачивали через длинные резиновые трубочки напря­мую от витебской девочки раненому немецкому солдату. А вены белорусского мальчика такими же трубочками были соединены с венами фашистского офицера...

 

С мая 1940 по декабрь 1943 года фашисты уничтожили здесь не менее 3 миллионов человек, из них 2,5 миллиона были отравлены газом. А всего в Освенциме погибло свыше 4 миллионов человек...

 

Наверное, это был самый страшный круг ада при превращении узников в манкуртов. Транспорты из Витебской области поступали сюда регулярно, как по расписанию. Вот голько некоторые сведения из справки Государственного музея Польши в Освенциме:

Это только видимая часть айсберга. Дети из Придвинья направлялись в Освенцим и другими транспортами, которые формировались и пополнялись в Витебске. Значительное количество малолетних витебчан прибывало в Освенцим из Майданека и других концлагерей.

 

Здесь они в последний раз слышали свою фамилию. Отныне их именовали только по номеру, который являлся единственным документом малолетнего узника. У мальчиков он был шестизначным, у девочек - пятизначным. У младенцев номер на руке не помещался, и им выкалывали его на бедре. Если не помещался и на бедре - выкалывали на ягодице.

 

Наравне с живыми татуировали и умерших... С синими цифрами на окоченевших руках их увозили в печи крематория. У фашистов во всем были порядок и учет, статистика уничто¬жения велась скрупулезно, документировался каждый труп...

 

У детей гитлеровцы отбирали игрушки, вырывали из рук, ломали на глазах. Это было в рамках задачи лишить детей памяти: прошлое должно быть надежно стёрто! «Эсэсовцы» готовили для лагерей национально-расового переориентирования крепкие, проверенные в суровых жизненных испыта¬ниях человеческие экземпляры...